ЦАТУ

 
 
 
 
 
 
Вы здесь: Home Demo section Главное О нарушении США конвенции о запрещении химического и биологического оружия
Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей
 
 
Аналитика, новости, комментарии

О нарушении США конвенции о запрещении химического и биологического оружия

Выполнение Соединенными Штатами своих обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) имеет ярко выраженный избирательный характер. Любые ограничения по этому договору, ущемляющие американские интересы, Вашингтон игнорирует при прямом попустительстве со стороны контрольного органа Конвенции – Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО).

США ратифицировали КЗХО с 28 оговорками, предоставляющими им исключительные права по некоторым вопросам, в том числе возможность отказать в приеме международных инспекций, если они «создают угрозы национальной безопасности». Кроме того, Вашингтон сохранил свою оговорку к Женевскому протоколу 1925 года, предусматривающую право на ответное применение химического оружия, что прямо противоречит положениям Конвенции.

В министерстве обороны США действуют общевойсковой устав № FM-3-22.40 «Нелетальное оружие» и инструкция комитета начальников штабов CJCSI 2030.01D «Руководство по реализации положений КЗХО», которые легализуют использование химических средств борьбы с беспорядками (ХСББ) для решения ряда военных задач (нарушение пункта 5 ст. I КЗХО).

В соответствии с указанными документами международный запрет ХСББ в качестве средства ведения войны означает их неприменение вооруженными силами исключительно в ходе наступательных боевых действий. Вместе с тем американским военнослужащим разрешено использовать данные вещества при проведении операций миротворческого, правоохранительного, гуманитарного, контртеррористического характера, а также мероприятий по ликвидации стихийных бедствий, освобождению заложников и спасению мирных жителей, проводимых вне зон вооруженных конфликтов. Применение указанных химикатов также допускается в ходе «военных действий оборонительного характера», к числу которых относятся:

– борьба с беспорядками на территориях, находящихся под непосредственным военным контролем США, в том числе в местах содержания военнопленных;

– отражение нападений, осуществляемых с использованием гражданских лиц в качестве прикрытия;

– операции в отдаленных изолированных районах по спасению военнопленных, экипажей сбитых летательных аппаратов и их пассажиров;

– защита конвоев от нападений со стороны гражданского населения, террористов или военизированных формирований вне зоны непосредственных боевых действий.


США ратифицировали Конвенцию о запрещении химического оружия с 28 оговорками, предоставляющими им исключительные права по некоторым вопросам, в том числе возможность отказать в приеме международных инспекций, если они «создают угрозы национальной безопасности»


При проведении «операций по урегулированию конфликтов» Пентагон оставляет за собой право наделять их руководителей дополнительными полномочиями по применению ХСББ. При этом в нормативной базе отсутствует запрет на задействование подобных средств в ответ на их использование противоборствующей стороной против американских военнослужащих.

Соединенные Штаты в соответствии с подпунктом b пункта 1 ст. III КЗХО обязаны проинформировать технический секретариат организации обо всех фактах оставления химического оружия на территории других государств. Не сделав этого сразу после ратификации Конвенции, Вашингтон в настоящее время стремится не допустить обнародования таких сведений третьими странами, опасаясь обвинений в нарушении КЗХО.

В частности, США не признали принадлежность оставленных Пентагоном в Панаме семи авиабомб и одного авиационного выливного прибора, снаряженных фосгеном и хлорцианом, хотя эксперты технического секретариата ОЗХО в 2002 году подтвердили их американское происхождение.

Вашингтон при содействии юридической службы организации добился от руководства Панамы согласия объявить указанные боеприпасы как «старое химическое оружие» (то есть произведенное до 1946 года; пункт 5, ст. II Конвенции) и принять на себя обязательство по их ликвидации. После этого панамские власти внесли требуемые изменения в национальную декларацию о наличии в стране отравляющих веществ. При этом техсекретариат под предлогом «несущественности» для режима нераспространения «не заметил», что два из подлежащих объявлению снарядов произведены значительно позднее 1946 года.

Оставленное американцами химическое оружие периода вьетнамской войны обнаружено и в Камбодже. В 2012 году было найдено 58 американских боеприпасов с веществами Си-Эн и Си-Эс (реактивных и артиллерийских снарядов и ручных гранат), а также 12 выливных авиационных приборов с контейнерами для транспортировки отравляющих веществ. Специальная комиссия ОЗХО установила их принадлежность Соединенным Штатам, однако Пномпень под давлением Вашингтона тогда не стал официально объявлять о данном факте, рассчитывая на американские экономические «бонусы».

В 2017 году на камбоджийской территории выявлено уже 34 места захоронения химического оружия: снаряженные ирритантом Си-Эс авиационные бомбы ВВС США Мк82, сбрасываемые кассеты и бочки с дистанционными взрывателями. При этом американцы отказались обсуждать с руководством страны негативное влияние токсичных химикатов на население, флору и фауну и игнорируют просьбы о помощи в их утилизации.

В связи с этим СМИ Камбоджи провели масштабную информационную кампанию по обвинению Пентагона в применении химоружия, представили фото- и видеоматериалы с показом мест обнаружения авиабомб, а также пострадавших от Си-Эс крестьян. Пномпень придал огласке факты обнаружения авиабомб Мк82 в ответ на деятельность Вашингтона по поддержке местных оппозиционных сил и неправительственных организаций, в том числе финансируемых из США.

Соединенные Штаты с 2001 года отказываются от разработки механизма контроля за соблюдением Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) и блокируют попытки начать переговорный процесс по данному вопросу.

США ежегодно вводят в строй новые лабораторные комплексы с высоким уровнем защиты, точное количество которых скрывается. При этом на военно-биологических объектах Пентагона отмечаются грубые нарушения требований по обращению с возбудителями особо опасных инфекций, что регулярно приводит к чрезвычайным происшествиям (заражению персонала, выбросу патогенов из рабочих зон, их утрате и хищению). Так, контрольными органами министерства здравоохранения США в 2019 году зафиксированы факты бесконтрольного хранения возбудителей чумы и других опасных микроорганизмов в Эджвудском центре сухопутных войск (Абердинский полигон, штат Мэриленд).

Некоторые американские исследования по «биозащитной тематике» не соответствуют положениям КБТО. Под предлогом оценки угроз со стороны террористических организаций проводятся работы не только по изучению поражающего действия известных биологических агентов, но и по созданию новых, генетически измененных образцов. При моделировании «естественных эволюционных процессов» экспериментальным путем получены возбудители, характеризующиеся особой опасностью для человека (высокопатогенный грипп птиц А/H5N1, пандемический «свиной» грипп A/H1N1, ботулинический токсин BoNT/H и др.).

Кроме того, Соединенными Штатами в течение ряда лет ведется разработка технических средств, способных обеспечить эффективное поражение химическими и биологическими рецептурами. Существует ряд патентов на различные типы боеприпасов и других изделий, которые могут снаряжаться отравляющими и наркотическими веществами, а также возбудителями заболеваний.

В частности, патент № 8967029 предусматривает создание беспилотного летательного аппарата для распространения зараженных комаров – переносчиков инфекций. В описании к документу указывается, что данное устройство может применяться против живой силы противника без риска для американских военнослужащих.

За период с 1992 года американские военно-научные организации определили оптимальные условия окружающей среды, при которых достигается максимальная эффективность передачи кровососущими насекомыми человеку вирусов лихорадок денге, Западного Нила, Зика, чикунгунья, желтой лихорадки и других, способных в короткие сроки привести к массовому заражению людей. Были также разработаны способы целенаправленного распространения инфицированных переносчиков (например, с использованием БПЛА) для искусственного формирования очагов опасных инфекций.

Одновременно получены трансгенные формы некоторых видов комаров, распространенных на территории бывшего СССР, которые имеют способность закрепляться в существующих природных популяциях, вытесняя из них обычных особей. Упомянутые технологии при учете микробных особенностей отдельных регионов позволяют искусственно вызывать неотличимые от естественных вспышки заболеваний.

Неприемлемым нарушением международного права является неоднократная рассылка в 2005-2015 годах испытательным центром сухопутных войск имени Л. Саломона (Дагуэйский полигон, штат Юта) жизнеспособного возбудителя сибирской язвы в десять стран мира (всего 200 адресатов). В Республику Корея «живая» рецептура была отправлена для проведения испытаний аппаратуры биологической разведки. Всего такие эксперименты проводились 17 раз (16 – с возбудителем сибирской язвы, один – чумы), в ходе которых были инфицированы 23 человека.

Данные действия американской стороны являются нарушением ст. I и III КБТО, запрещающих «производство и передачу кому бы то ни было биологических агентов, а также оружия, оборудования или средств их доставки».

В американском законодательстве по-прежнему присутствуют положения, допускающие деятельность, запрещенную международным правом. Например, согласно разделу 817 закона «О единении и сплочении Америки в борьбе с терроризмом» 2001 года («Патриотический акт») такие работы могут проводиться с санкции правительства. При этом на их участников не распространяется уголовная ответственность за использование микроорганизмов в противоправных целях.


Вашингтон продолжает наращивать темпы военно-биологических исследований, игнорируя при этом требования КБТО. Особое внимание уделяется пополнению коллекции возбудителей опасных инфекций и расширению лабораторной базы за рубежом. Результаты соответствующих научных работ Пентагон готов в любое время использовать в военных целях при принятии руководством США соответствующего решения


Особую угрозу представляет биологическая активность Пентагона на постсоветском пространстве. Вашингтон, прикрываясь благовидными предлогами, оказывает государствам региона «официальную помощь» в организации учета и безопасного хранения микробных коллекций, реконструкции лабораторной базы, подготовке специалистов. Взамен США стремятся получить полный контроль за санитарно-эпидемиологической обстановкой и проводимыми исследованиями, возможность пополнять свои коллекции биоматериалов, изучать восприимчивость жителей к различным болезням и средствам их лечения, проводить испытания инновационных лекарственных препаратов на местном населении.

На базе подконтрольных биолабораторий Соединенные Штаты проводят сомнительные с позиции международного права эксперименты, прорабатывают вопросы медицинской защиты личного состава американских вооруженных сил на случай их возможного развертывания в бывших советских республиках, стремятся получить биологические агенты, способные избирательно действовать на различные этнические группы.

Один из таких примеров – выполнение работ в Грузии на базе центра имени Р. Лугара. На прилегающей к нему территории построен восьмиэтажный административно-лабораторный корпус. Два этажа здания полностью отведены для подразделений сухопутных войск США и американского центра по контролю за заболеваниями.

Кроме постсоветского пространства биологические объекты, курируемые Пентагоном, функционируют в Египте, Камбодже, Кении, Перу, Сингапуре, Таиланде и других странах. До 2010 года в Индонезии размещался медицинский научный центр военно-морских сил США, деятельность которого местные власти вынуждены были прекратить из-за чрезмерных требований со стороны американских представителей.

Вашингтон продолжает наращивать темпы и объемы военно-биологических исследований, игнорируя при этом требования КБТО. Особое внимание уделяется пополнению коллекции возбудителей опасных инфекций и расширению лабораторной базы за рубежом. Результаты соответствующих научных работ Пентагон готов в любое время использовать в военных целях при принятии Белым домом соответствующего решения.

Таким образом, Соединенные Штаты, декларируя безусловную приверженность взятым на себя обязательствам по уничтожению химического и биологического оружия, на деле проявляют избирательный подход к выполнению соглашений по ликвидации данных видов ОМП. При этом действия США в отношении договорных требований не получают должной оценки и реакции со стороны других государств и международных организаций из-за наличия союзнических обязательств или финансово экономической зависимости от Вашингтона. Такой подход мирового сообщества только стимулирует американские власти к дальнейшей противоправной деятельности.

К.Милов, по материалам «ЗВО»