Вы здесь: Home Аналитика США в ненасильственной борьбе за место под солнцем: постсоветское пространство
 
 
 
 
 
 

США в ненасильственной борьбе за место под солнцем: постсоветское пространство

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

С момента распада СССР до ненасильственной смены режима в Грузии прошло двенадцать лет – период незначительный для мировой истории, но заметный для отдельно взятого человека. Всё это время шла и продолжает идти необъявленная война различных групп влияния за контроль над отдельными частями некогда могущественной коммунистической империи. Государственные перевороты на постсоветском пространстве, красочно именуемые общественностью «цветными революциями» служат одной из форм этой борьбы. Постсоветское пространство, на долю которого приходится порядка 20 % мировых сырьевых ресурсов, побуждает финансовую аристократию Северной Америки и Западной Европы принять активное участие в сложной игре, которая, несомненно «стоит свеч». Все предчувствуют: контролирующая этот регион держава, рано или поздно, приобретёт статус сверхдержавы (и сохранит его в обозримом будущем), будет определять дальнейшее развитие геополитических и геоэкономических процессов в Евразии и, как следствие, - судьбы мира.

Однажды ревностный защитник национальных интересов США Г. Киссинджер заявил: «Тот, кто контролирует нефть, в состоянии контролировать и государства». Этот тезис не потерял своей актуальности. В начале 2000-х годов слова Киссинджера в точности отразят внешнеполитическую логику республиканской администрации Дж. Буша-мл., которая, временно стимулируя американскую экономику войной в Ираке и Афганистане, с ревностью будет наблюдать за тем, как Россия использует свои природные богатства, главным образом, нефть и газ, для восстановления былых позиций в мире. В ход были пущены испробованные за весь XX в. методы непрямого политического действия: долларизация национальной экономики, влекущая за собой кредитную зависимость от американских банков; антисоветская и антироссийская пропаганда, поддерживаемая, к сожалению, рядом отечественных СМИ; психологическое давление на российские правящие круги посредством расширения числа военных баз у периметра границ.

Учитывая военно-техническое наследие СССР, оставшееся в основном за Россией, вашингтонские стратеги, следуя традициям «холодной войны», решили в очередной раз не испытывать судьбу, обратившись к ненасильственным методам борьбы за власть в постсоветских республиках. Неоконсерваторы, бывшие в 1950 - 1960 –х годах сталинистами и троцкистами, в один голос заговорили о перманентной демократической революции. В очередной раз, последователи Лео Штрауса обратились за помощью в Институт Альберта Эйнштейна, где по-прежнему главенствовал доктор Джин Шарп, именитый сценарист ненасильственных переворотов.

1. Грузия 2003 г.: «революция роз»

Первая в списке успешно реализованных переворотов (наряду с Украиной и Киргизией), грузинская «революция роз» представляет собой ненасильственную операцию, нацеленную на смещение Э. Шеварднадзе; часть «шахматной партии» за контроль над поставками азербайджанской нефти. В этой связи можно согласиться с американским экономистом У.Энгдалем, полагающим, что «ещё со времен администрации У. Клинтона Вашингтон поддерживал все предложения по строительству независимого от российского контроля нефтепровода от Баку, далее через Тбилиси на Черное море и затем в турецкий Джейхан» [5, р. 272]. В свойственной ему критичной манере, Энгдаль выявляет неизменность (с начала 1990-х г.) стратегии США по отношению к Азербайджану: «Дружественный Америке президент Гейдар Алиев, бывший в советское время функционером Политбюро, получил президентский пост из рук того же человека, который в бытность послом США в соответствующих странах, был ответственен за режиссуру «революции роз» 2003 года в Грузии, операций сербского «Отпора» в 2000 году и «оранжевую» революцию 2004 года на Украине, — Ричарда Майлза. Во время переворота 1992 года, который привел Алиева к власти, Майлз был послом в Азербайджане» [5]. Вернёмся вновь к Грузии.

Несмотря на лояльность Э. Шеварднадзе Белому дому, Соединённые Штаты вплотную занимались подготовкой новой грузинской элиты, которая, по их замыслу, должна была принять власть только из американских рук, предавая, тем самым забвению советское прошлое. Вашингтон делает ставку на молодого юриста М. Саакашвили, выпускника Колумбийского университета. Работая в нью-йоркской юридической фирме «Patterson, Belknap, Webb & Tyler» (в Грузии эта компания стала юридическим партнером молодежной организации «Кмара»), обеспечивающей правовую поддержку американских нефтегазовых проектов в СНГ, Саакашвили на практике постигает интересующие Америку стороны бывшей советской экономики. Со временем, этот аспект биографии выделит его на фоне других соотечественников, получивших образование в американских университетах. А конкурентов на завидную поддержку у него было немало: на протяжении 1990-х годов Америка инвестировала в грузинскую элиту «порядка миллиард долларов, официально выделенный для стабилизации бюджета» [4, p. 93]. Как только Э. Шеварднадзе пройдёт точку невозврата, передав (летом 2003 г.) «Газпрому» и РАО ЕЭС контроль над газо - и энергораспределительными сетями Грузии, Америка поставит Саакашвили в авангард революционного движения.

Ударная сила грузинского переворота была выстроена на манер сербских событий 2000 г.: специализированной организацией, созданной ещё в 2002 г. для смены власти, стала «Кмара», проходившая специальную подготовку в финансируемых США лагерях на территории Сербии. Финансирование «Кмары» осуществлялось через Фонд Сороса, в распоряжении которого также находился телевизионный канал «Рустави-2».

Символом переворота стала красная роза, обозначающая в христианстве любовь, чистоту и святость; этим образом оппозиция хотела продемонстрировать своё отличие от действующего режима, который, по их заявлениям, погряз в насилии, обмане и коррупции.

Противники Э. Шеварднадзе реализовали широкий перечень ненасильственных акций: забастовки, бойкот выборов, голодовки, ненасильственная оккупация, представление поддельных документов, блокирование информационных линий, снятие указателей, отказ от уплаты налогов, отказ от должности и работы с правительством. Все эти действия в точности совпадали с рекомендациями Института Альберта Эйнштейна, который, оставаясь в тени, функционировал в качестве мозгового центра операции.

Дирижёры «розовой революции»: Госдепартамент и посольство США в Тбилиси, Фонд Сороса, Фридом Хаус, Агентство международного развития США, Республиканская и Демократическая партии, действующие через Национальный демократический институт и Международный республиканский институт.

Хронология событий: 2 ноября 2003 года, после выборов в парламент Грузии, ЦИК объявляет о победе проправительственного блока «За единую Грузию»; телекомпания «Рустави-2» заявляет, что по опросам на выходе победил блок М. Саакашвили «Национальное движение». 21 ноября Госдепартамент США называет выборы в Грузии сфальсифицированными; на следующий день после этого заявления, в Тбилиси организуется пятидесятитысячный митинг, участники которого врываются на первое заседание парламента во время выступления Э. Шеварднадзе. 23 ноября глава МИД России И. Иванов убеждает Шеварднадзе покинуть Грузию во избежание кровопролития, а Верховный Суд аннулирует результаты выборов; Шеварднадзе подаёт в отставку и и.о. президента становится Н. Бурджанадзе. На последующих президентских выборах, состоявшихся в январе 2003 г. М. Саакашвили набирает 96% голосов избирателей и становится новым главой государства.

В целом, переворот в Грузии продемонстрировал неготовность правительственных структур противостоять ненасильственным операциям, которые реализуются под аккомпанемент англо-американских СМИ, в широком смысле - «мягкой силы» США. Тем ни менее, несмотря на «бархатную оболочку» смены режима, её результат был далёк от ненасильственных принципов: новый грузинский лидер взял линию на открытую конфронтацию с Москвой, которая вылилась в боевые действия на территории Южной Осетии и Абхазии, вынудившие российское руководство силой восстановить статус-кво.

Грузия, несмотря на традиционные связи с Россией, фактически инкорпорируется в западную систему управления, что, в частности, проявляется и в вытеснении русского языка английским. Американцы, не признавая особых интересов нашей страны в Закавказье, сами заполняют информационный вакуум в бывшей советской республике. Коммуникационные возможности США, частично реализованные в ходе «революции роз», создают, по резонному мнению философа-неомарксиста С.Г. Кара-Мурзы, новые реалии «общественного сознания, переживающего глубокий и длительный кризис идеологии: народ становится толпой, даже не выходя из своих квартир; он атомизируется и теряет способность сохранять устойчивую позицию; уже при небольшой угрозе поражения власти, такое население быстро и внешне немотивированно переходит на сторону той стороны, «чья берёт»» [1, с. 208].

2. Украина 2004 г.: «оранжевая революция»

Переходя к анализу «оранжевой революции» на Украине, пик которой пришелся на октябрь-декабрь 2004 г., обратимся к более ранним событиям, подготовившим внутриполитические изменения. Внимание американских политтехнологов к Украине прослеживается с начала 2000 г., когда неправительственные организации провели психологическую акцию «Украина без Кучмы», объединившую под своим знаменем широкие протестные слои и разнохарактерные политические силы, от ультранационалистов до анархистов. В ходе этой ненасильственной операции США отрепетировали технологии управления уличными массами и политического давления на власть, дискредитировав в очередной раз президента Л. Кучму.

Цель американской политики была представлена широкой публике бывшим госсекретарем США М. Олбрайт в начале 2004 г.: «Соединённым Штатам не важно, кто именно станет президентом Украины, но нас крайне интересует вопрос о том, каким путем будет одержана эта победа» [2, c. 95]. Американцы уже тогда открыто заявляли, что выбор предопределен. Ставка была сделана на В. Ющенко, кандидатура которого активно лоббировалась его супругой Е. Чумаченко, работавшей длительное время в Госдепартаменте США и в отделе внешних связей Белого дома.

Темпы предвыборной гонки наращивались в начале апреля 2004 г., когда были обозначены два основных претендента на президентский пост: В. Янукович и В. Ющенко.

На первых порах инициатива была за проправительственными силами: к началу 2004 г. подавляющее большинство телеканалов, электронных и печатных СМИ находилось под контролем президентских структур; 17 февраля 2004 г. была прекращена трансляция популярных программ Радио «Свободная Европа»/ Радио «Свобода» на украинском языке, которая велась в частном диапазоне в сети радиостанций «Довира». Власть пыталась блокировать пропагандистские кампании извне, что всерьёз могло сорвать планы сторонников переворота. Для их поддержки М. Олбрайт, посетившая в начале марта Украину, делает многозначное заявление: «Необходимо усилить поддержку независимых СМИ и гражданского общества, что потребует значительных финансовых расходов, а также помощи демократических государств-соседей Украины, которые смогут обеспечить объективные передачи СМИ и центры для подготовки людей, занимающихся мобилизацией избирателей и мониторингом» [2, c. 96]. Иными словами, «железная леди» подтверждает намерение Администрации США сменить власть в бывшей советской республике.

В этом предприятии участвовали: Национальный демократический институт, Международный республиканский институт, Информационное агентство США, Агентство по международному развитию США, Фридом Хаус, Фонд Сороса, Фонд Фридриха Эберта.

Финансирование переворота: «Пора» и аффилированные с ней организации получали средства через «Правэкс-банк» и «Вестерн-Юнион». Подтверждая в декабре 2004 г. факт оказания материальной поддержки лидера украинской оппозиции, член палаты представителей конгресса Р. Пол, отметил, что деньги для оппозиции направлялись через «Польско-американско-украинскую инициативу сотрудничества» (PAUCI), которая управлялась американской Фридом Хаус. PAUCI в свою очередь переводила государственные деньги многочисленным украинским неправительственным организациям. По данным главы Международного республиканского института Л. Кранер, с 2002 года Госдепартамент США предоставил украинской оппозиции более 65 млн. долл. через различные неправительственные организации. В качестве одного из звеньев, она назвала Фонд Евразия, финансирование которого осуществляется Агентством по международному развитию США.

Ударный отряд «оранжевой революции» - движение «Пора», созданная по аналогу сербского «Отпора» и грузинской «Кмары». «Пора» возникла в июле 2004 г. путем объединения 340 региональных и общегосударственных объединений. Ядром «Поры» стало национал-либеральное объединение «Свобода выбора». Новоиспечённая организация поддерживалась такими крупными националистическими группировками, как УНА-УНСО и «Тризуб имени С. Бандеры», - самой боеспособной организацией украинского национализма.

Немногочисленный митинг на Майдане (Площадь Независимости в центре Киева) начался сразу после голосования, но с 24 ноября 2004 г., после объявления Центральной избирательной комиссией (ЦИК) предварительных результатов, согласно которым победил соперник В. Ющенко — В.Янукович, оппозиция призвала всех своих сторонников начать бессрочный митинг. Сторонники Ющенко, также как и в своё время, команда Саакашвили, сделали ставку на 124 метод ненасильственной борьбы – бойкот выборов. Был развёрнут палаточный городок, в котором, по данным С. Г. Кара-Мурзы, «одновременно находилось 2-3 тысячи человек; в первый день появилось около 200 палаток, за три последующих еще около 300» [1, c. 240].

Отработанные тщательно в Сербии и Грузии, ненасильственные действия буквально парализовали Украину. Палаточные городки, расположенные в символически важных районах столицы - на центральной площади и у правительственных зданий, отражали 173 и 183 методы ненасильственной борьбы («ненасильственная оккупация» и «ненасильственное овладение землей»), описанные Дж. Шарпом в своих трудах. Организуя многочисленные рок-концерты и выступления звёзд украинской эстрады (36 метод Шарпа – «постановка пьес и музыкальных произведений» [3]), горожане, повинуясь магнетическому «эффекту толпы», нередко пополняли ряды митингующих. Психико-физиологические особенности толпы, присущие каждому человеку, были использованы на полную мощность.

Символом, под которым объединились украинские оппозиционеры, стал оранжевый цвет, который, ещё до начала активных действий на Площади Независимости, стал носиться частью населения в элементах одежды или аксессуарах (перед вторым туром выборов — весь Киев, тысячи деревьев Киева — были увешены «оранжевыми ленточками»). Затем к оранжевому цвету добавилась символика Виктора Ющенко: логотип с подковой счастья, надписи «Так!» (рус. «Да!») и апельсин (укр. - помаранч), который его сторонники дарили друг другу и противникам. Таким образом, политтехнологи приняли на вооружение 7 («логотипы, карикатуры и символы»), 8 («знамена, плакаты и наглядные средства»), 18 («вывешивание флагов и символических цветов») и 19 («ношение символов») методы ненасильственных действий [3].

Оппозиция нашла поддержку и среди высокопоставленных «международных посредников» - верховного комиссара ЕС по внешней политике и безопасности Х. Солана, генерального секретаря ОБСЕ Я. Кубиша, президентов Польши и Литвы А. Квасьневского и В. Адамкуса. Действия этих политиков подкрепляли уверенность команды В. Ющенко, использующей привлекательность «мягкой силы» США и Евросоюза для улучшения своего имиджа в глазах украинских граждан и мирового общественного мнения.

В результате ожесточенной борьбы за власть, выраженной в многочисленных ненасильственных акциях, а так же под давлением извне (включая финансовые вливания на зарубежные банковские счета высокопоставленных украинских чиновников) Верховный Суд Украины принимает решение о повторном проведении президентских выборов, по результатам которых 10 января 2005 года президентом страны становится В. Ющенко. 23 января состоялась инаугурация нового президента, после которой (25 января) палатки манифестантов в центре Киева были демонтированы.

3. Киргизия 2005 г.: «тюльпановая революция»

Ненасильственный государственный переворот увенчался успехом и в Киргизии. Аналогичные попытки смены режимов мы будем наблюдать в Белоруссии, Узбекистане, Армении и Азербайджане, однако в этих государствах власть окажется стойкой и готовой к применению военной силы – то, чего будет недоставать А. Акаеву. Как и в случае с Грузией и Украиной, Киргизия была вовлечена революционную пучину в электоральный период: в феврале — марте 2005 года были проведены очередные парламентские выборы, итоги которых были непризнаны наблюдателями от ОБСЕ и Европарламента (124 метод – «бойкот выборов»).

Название переворота – «тюльпановая революция» исследователи приписывают самому А. Акаеву, который стремился вызвать этим словосочетанием аналогию с событиями в Грузии и в Украине, подчеркнуть американское участие [6].

Учитывая клановую структуру общества, их взаимную вражду и борьбу за собственность, события, даже для самих американцев, приняли неожиданный оборот: были совершены ряд политических убийств, а мирные манифестации зачастую переходили в погромы и массовые столкновения с полицией. Ненасильственная дисциплина, предстающая для Дж. Шарпа основой для любой успешной операции, была отвергнута. Между тем, оппозицию нельзя упрекнуть в полном незнании ненасильственной методики. Так, согласно решению, принятому на собрании в Джалал-Абаде 15 марта, противники Акаева создают параллельное официальной власти руководство - Координационный совет Народного единства Киргизии (КСНЕК), что в точности совпадает с рекомендациями Джина Шарпа, в частности, с его 198 методом – «двойной суверенитет и параллельное правительство» [3].

3 апреля оппозиция достигает поставленной цели: по итогам переговоров между Акаевым и спикером нового парламента О. Текебаевым в Москве, был подписан протокол о досрочном сложении полномочий президента «в соответствии с собственным заявлением».

Как часто бывает в истории, новые правители, приходящие на смену старым, редко бывают лучше; зачастую они даже не утруждают себя попыткой искоренить причины социального недовольства, не говоря уже о методике борьбы с ненасильственными переворотами. Этой участи не избежал и К. Бакиев: придя к власти в 2005 г. после А. Акаева, он лишается своего поста уже в апреле 2010 г. после аналогичного переворота. Обвиняя своего предшественника в коррупции, непотизме, социально-экономической поляризации богатого севера страны и бедного юга, он и не подозревал, что будет свергнут под аккомпанемент тех же лозунгов.

Успешность американской политики смены режимов в Грузии, Украине и Киргизии подкрепляется тем, что в обозначенных странах по-прежнему преобладает азиатский тип лидерства. Суть этого типа заключается в следующем: вся государственная система замыкается на одном человеке, зависит от его воли и настроений; отсутствуют сдерживающие и направляющие силы в лице аристократии или олигархии. У него есть двор и приближённые, которые только выполняют указания. Проще говоря, правящий класс – это он сам, единоличный господин. Выводя подобного лидера из властной системы путём революции, режиссёр обрушивает всю систему. В западных же странах ненасильственное смещение президента или премьер-министра означало бы просто смену декораций, поскольку решения принимаются не этими людьми, а финансовой аристократией, международными банкирами, как их принято называть.

4. Россия и Америка: союз или соперничество?

Обобщая результаты американских ненасильственных переворотов, важно акцентировать внимание на их геополитической и геоэкономической природе. Причем геополитику мы сознательно ставим на первое место, поскольку именно власть, стремление субъекта политики воздействовать на объект, определяет ход исторических событий. В свою очередь, геоэкономика являет собой инструмент влияния на планетарные процессы, но никак не служит самоцелью. Уважаемый читатель может удостовериться в логичности подобных построений просмотрев мемуары и биографии влиятельных финансистов XIX и XX веков: прямо или косвенно, все они единогласно твердили о том, что желают власти и признания, изменить мир вокруг себя, но никак не денег; большие финансы, двигающие экономическое развитие национальных экономик, озабочены задачей накоплений не для самих накоплений, но для власти. Аналогичный принцип движет Соединёнными Штатами в Грузии, Украине и Киргизии. Внешняя политика США готовит плацдарм для контроля над мировым развитием в XXI столетии, как она это делала после двух мировых войн. Однако на этот раз речь идёт уже не о контроле над Европой или Британской колониальной империей, комплексная взаимозависимость вынуждает Америку привлечь под свои знамёна всю «дугу нестабильности»: от Западной Африки до Восточной Азии. Ответственные политики в Вашингтоне и финансисты на нью-йоркской Уолл-Стрит понимают, что подобная задача нереализуема без участия России, её военно-политического и человеческого потенциала. Как это ни парадоксально, но ненасильственные перевороты на постсоветском пространстве, блокирующие российское влияние в Восточной Европе (Украина), Закавказье (Грузия) и Центральной Азии (Киргизия) – есть подготовка к глобальному партнёрству Америки и России, в которой Белый дом намерен играть первую скрипку.

Если обобщить основные течения современной мировой политики, то мы станем свидетелями двух гипертрендов. Первый из них носит восходящий характер, выраженный в следующем: рост народонаселения в нефтеносных арабо-мусульманских странах создаёт для США угрозу доступа в этот макрорегион, главенство над которым обеспечивало американскую гегемонию на протяжении всего XX в. Второй гипертренд – нисходящий: он кроется в стремительной урбанизации Северной Америки и Европы, население которых утрачивает былую тягу к далёким военным кампаниям, они всё менее активны с политической точки зрения; государствообразующие этносы вымирают (а порой и вырождаются), постепенно размываются миграционными потоками. В этой ситуации только Россия остаётся надежным союзником США. А для того, чтобы делать нашу страну более податливой, Америка перерезает коммуникационные артерии, свергая лидеров советской эпохи. Ненасильственные перевороты в Грузии, Украине и Киргизии – тактическая цель большой политики. Задача же стратегии США - Россия; без её участия ни одна мирополитическая конструкция не просто ненадёжна, она - невозможна и губительна.

Для давления на Москву, Америка демонстрирует заметную активность в ходе электорального цикла в 2011 – 2012 г., во время которого российская политическая система оказалась в весьма уязвимом положении. Многочисленные ненасильственные выступления т.н. «несистемной оппозиции» начались после выборов в Государственную думу VI созыва, состоявшихся 4 декабря 2011 года, и продолжились во время кампании по выборам Президента России, прошедшим 4 марта 2012 года. Участники акций заявляли, что выборы сопровождались нарушениями законодательства и массовыми фальсификациями. Один из основных лозунгов большинства акций — «За честные выборы!». Чтобы смягчить протестные настроения, Москва идёт на уступку: 14 декабря 2011 г. в отставку с поста председателя ГД РФ уходит Б. Грызлов, глава высшего совета партии «Единая Россия».

Поддерживая антиправительственные выступления, Белый дом в лице своего пресс-секретаря Дж. Карни называет митинги положительным знаком поддержки демократии в России.

На этот раз символом антиправительственных выступлений становится белая лента. Следуя предписаниям политтехнологов, оппозиция использовала 123 и 124 методы ненасильственных действий - бойкот законодательных органов и бойкот выборов. Не отставали от протестующих и руководители думских фракций – Г. Зюганов и В. Жириновский, стремящиеся перетянуть на свою сторону группы населения, негативно настроенные по отношению к «Единой России» и премьер-министру. Так, например, выступая на митинге 22 января 2012 г., председатель КПРФ не только не отверг итоги выборов в Государственную думу (124 метод), но и призвал к созданию «правительства народного доверия» и «общественного телевизионного канала», что в точности соответствует двум методам ненасильственной борьбы: 1. Двойной суверенитет и параллельное правительство (198 метод); 2. Альтернативные системы коммуникаций (180 метод).

Обращает на себя внимание и автопробег по Садовому кольцу, организованный «Лигой избирателей» 29 января 2012 г. в знак протеста против действующей власти; чтобы продемонстрировать ей свою решительность, участники замкнули Садовое кольцо, создав временные затруднения в движении городского транспорта. С точки зрения ненасильственной техники, участники акции задействовали: 1) 42 метод Шарпа – автоколонны (раздел – процессии); 2) 176 метод – блокирование дорог; 3) 18 метод - вывешивание флагов и символических цветов; 4) 19 метод – ношение символов.

Ответ правительственных сил прозвучал лишь 18 февраля, когда сторонники В. Путина организовали аналогичное автомобильное шествие. Если на первых порах российская власть действовала довольно неуверенно, то к президентским выборам ситуация изменилась: по всей стране начали проходить митинги в поддержку премьер-министра, а прокремлёвские СМИ уверенно держали оборону внутренних рубежей. Предвосхищая заранее подготовленные обвинения в фальсификации итогов выборов, окружение В. Путина идёт на беспрецедентный шаг: на каждом избирательном участке страны устанавливаются камеры для наблюдения за процессом голосования, который мог проследить (через интернет) каждый желающий в режиме реального времени. Так, манифестанты лишились своего главного аргумента.

Не желая передавать инициативу своим оппонентам, сторонники премьер-министра организуют в ночь с 4 на 5 марта 110-тысячный митинг в поддержку своего кандидата, который уже принимал поздравления после оглашения предварительных итогов голосования.

Несмотря на убедительную победу премьер-министра на выборах, власть по-прежнему находится в затруднительном положении. Чтобы доказать населению свою дееспособность, правительству ещё предстоит выиграть генеральное сражение с нарастающей деиндустриализацией промышленности и ответить на демографический вызов, грозящий депопуляцией русского населения. Только решив эти задачи, мы можем пуститься в плавание по нестабильным просторам мировой политики, которые ныне предвещают бурю. У России остался последний шанс выжить в условиях жестокой глобализации и этот шанс мы сможем использовать только вместе, объединив постсоветское пространство в единое государство, неоимперское образование, способное защитить всех наших граждан от нарастающей волны насилия на Большом Ближнем Востоке.

Саркис Цатурян

Источник: «Центра стратегических оценок и прогнозов»

 


 

Список литературы:

1. Кара-Мурза С. Г. Революции на экспорт. - М.: Эксмо, 2006.

2. Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека / отв. ред. Н. А. Нарочницкая. - СПб.: Алетейя, 2008.

3.Шарп Дж. 198 методов ненасильственных действий http://www.aeinstein.org/organizations/org/scannedPDFs/The%20198%20Methods%20of%20Nonviolent%20Action%20-%20Russian%20.pdf.

4. Chauprade A. Chronique du choc des civilisations. – P.: Chronique-Dargaud, 2009.

5. Engdahl W. A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order. - London: Pluto, 2004.

6. Radyuhin V. Moscow and Multipolarity // The Hindu. Thursday, Dec 30, 2004.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика