Вы здесь: Home Аналитика Заявление ЦАТУ в связи с объявленным намерением США выйти из ДРСМД
 
 
 
 
 
 

Заявление ЦАТУ в связи с объявленным намерением США выйти из ДРСМД

E-mail Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Намерение Президента США Дональда Трампа выйти из заключенного в 1987 году Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), о котором он объявил 20 октября 2018 года, вызвало широкий общественный резонанс, прежде всего, в Европе, России, а также в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Безусловно, данный шаг будет иметь самые серьёзные последствия для современной международно-правовой системы, способствуя дальнейшей её хаотизации, подрывая и без того исчезающее взаимное доверие и усугубляя кризисные явления.

Отметим, что в различных общественных кругах самих Соединённых Штатов и особенно Европы отношение к откровенно деструктивному шагу хозяина Белого Дома и его «неоконсервативного» окружения (включая, в первую очередь, недавно побывавшего в Москве одиозного Джона Болтона – принципиального противника любых договоров по ограничению вооружений как таковых) нельзя назвать однозначно позитивным. В то же время относительно поведения американских элит не следует питать ни малейших иллюзий – обуреваемые русофобией демократы в Конгрессе, несмотря на усиленно демонстрируемую нелюбовь к Трампу, не будут предпринимать никаких усилий для сохранения Договора. Доводы сторонников ракетной гонки в Европе, а также пропагандистски мотивированные обвинения в сторону Москвы, якобы «нарушающей» ДРСМД, были включены в «Закон о национальной обороне» на 2018 финансовый год. Идея о благотворном характере отказа от ядерного оружия, а также о необходимости системной работы на доверие и диалог между ядерными державами, в одинаковой степени не воспринимается как «неоконсерваторами», так и «неолибералами».

Хотя формально процедура денонсации официальным Вашингтоном ДРСМД ещё не объявлена, нет сомнения, что это произойдёт уже в ближайшее время, не говоря о том, что по факту данный документ уже давно и систематически нарушался американской стороной. Это не являлось ни для кого секретом, побуждая многих экспертов в России задуматься о целесообразности безоглядному ему следованию, хотя позиция российского руководства с точки зрения соблюдения взятых на себя обязательств была безупречной.

Между тем, в США уверенно и последовательно работают над реализацией концепции «глобального обезоруживающего удара» (как в неядерном, так и в ядерном исполнении), что несёт огромную опасность для остального мира. Начиная с одностороннего выхода Вашингтона из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года в 2002 году, действия администраций Белого Дома (независимо от их партийного окраса) по разрушению международной системы стратегической стабильности и взаимного сдерживания носят чёткий, последовательный и логически взаимообусловленный характер. Выше мы уже упомянули о позиции конгрессменов; кроме того, авторы явленного миру в минувшем феврале Обзора ядерной политики выражали уверенность в необходимости разработки ракет средней дальности наземного базирования. Ровно про это же – многочисленные аналитические выкладки влиятельных «фабрик мысли», тесно связанных с истеблишментом и военно-промышленным комплексом. Более того, имеются все основания полагать, что соответствующие работы уже ведутся, в то время как обвинения Вашингтона в адрес Москвы и Пекина в неких «нарушениях» ДРСМД носят отвлекающий и пропагандистский характер. В частности, разработка и размещение по периметру границ Китайской Народной Республики комплексов радиусом действия от 500 до 5500 км подчинены глобальной цели сдерживания Пекина. При этом не следует недооценивать аналогичных угроз для Российской Федерации, в контексте размещения инфраструктурных элементов американской противоракетной обороны (Польша, Румыния, возможно Украина), развития наступательных систем в Европе, обвального роста учебно-тренировочных мероприятий в рамках НАТО в непосредственной близости от российских границ от Арктики до Чёрного моря. Вот лишь два из бесчисленного множества примеров: используемая в наземных комплексах ПРО Aegis универсальная пусковая установка Mk-41 способна нести множество видов наступательных вооружений, включая крылатые ракеты. Применительно к Азиатско-Тихоокеанскому региону, тот же Джон Болтон является сторонником размещения американских войск и наступательных систем в «китайской республике» на Тайване, откуда они будут прямо угрожать континентальному Китаю.

Конечно, всё это не остаётся без внимания со стороны ведущих мировых держав, искренне стремящихся к сохранению действующей системы контроля над вооружениями, и вместе с тем, учитывающих новые реалии в сфере противоракетной обороны, стратегических наступательных вооружений, разработки оружия на новых физических принципах. «Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что система противоракетной обороны только по названию является оборонительной, а на самом деле это существенная часть стратегического наступательного потенциала, – отмечалось в послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года, то есть ещё пять лет назад. – Вызывает озабоченность и разработка новых систем вооружений, таких как ядерные взрывные устройства малой мощности, стратегические ракеты в неядерном исполнении, гиперзвуковые неядерные высокоточные системы, предназначенные для нанесения ударов в короткий промежуток времени и на большую дальность.

Мы внимательно следим за развитием так называемой концепции «обезоруживающего мгновенного глобального удара», есть такая концепция и активно развивается в некоторых странах. Реализация всех этих планов может иметь крайне негативные последствия для региональной и глобальной стабильности.

Увеличение зарубежными странами потенциала стратегических высокоточных систем в неядерном исполнении в сочетании с наращиванием возможностей систем ПРО может свести на нет все ранее достигнутые договорённости в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений, привести к нарушению так называемого стратегического баланса сил… Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией. Мы этого никогда не допустим. Россия ответит на все эти вызовы: и политические, и технологические. Весь необходимый потенциал у нас для этого есть».

Резкое обострение международной напряжённости в последние несколько лет в полной мере подтвердили обоснованность и безальтернативность курса на укрепление обороноспособности страны, разработку новых образцов вооружений, позволяющих России не ввязываться в изнурительную гонку вооружений, способную спровоцировать негативные процессы, хорошо известные по середине и второй половине 1980-х годов. Очевидно, следующий основополагающий документ в сфере ограничения и контроля над вооружениями, обречённый американскими партнёрами на заклание – это Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), требующий продления на период после 2021 года. Особое беспокойство в этой связи не могут не испытывать европейские партнёры Вашингтона – если в конце 1980-х годов с ними хотя бы консультировались, то теперь Дональд Трамп не подаёт ни малейших признаков того, что его интересует мнение «младших братьев» по НАТО. Что ж, такова цена потери внешнеполитической субъектности – равно как и риск оказаться мишенью ответного удара, ибо Россия, как отмечалось выше, не может не реагировать на формирование враждебного военно-геополитического пояса у своих западных границ.

В этой связи отметим, что вынашиваемая рядом влиятельных стратегов Белого Дома идея о возможности успеха «мгновенного глобального обезоруживающего удара» и выигрыша в гипотетической «ограниченной ядерной войне» представляется опасным безумием и криминальным безрассудством, не имеющим ни малейшего отношения к реальности. Несмотря на многократное сокращение подлётного времени к Москве с новых стратегических плацдармов США в Восточной Европе, при любых обстоятельствах у российской стороны сохраняются возможности по нанесению ответно-встречного удара по стратегическим целям на территории потенциального агрессора. В частности, нельзя не упомянуть о системе «Периметр», обеспечивающей параллельное и альтернативное функционирование Стратегических ядерных сил России в экстремальных условиях. Не менее безответственными выглядят попытки «ядерного шантажа» всего остального мира, бесконечное повышение ставок в вопросах не в пример более чувствительных и затрагивающих судьбы всего человечества, нежели те, которые приходилось решать бизнесмену Дональду Трампу до того, как он заполучил главное кресло в Овальном кабинете Белого Дома. Здесь же следует отметить иррациональное стремление к смерти вкупе с имперским высокомерием и невежеством, подпитываемое аппетитами военно-промышленного комплекса, постоянно заинтересованного в новых заказах и многомиллиардных прибылях.

Безусловно, ответы на вызовы, обусловленные столь глубокой мотивацией, не могут не носить системного и комплексного характера. В складывающейся принципиально новой обстановке, Центра анализа террористических угроз исходит из необходимости:

  • в вопросах военного строительства руководствоваться фактической новой реальностью, обозначенной неоднократными заявлениями Д. Трампа и Дж. Болтона, включая размещение противоракет и ракет средней дальности на стратегически опасных направлениях в контексте активно формируемой инфраструктуры американского «обезоруживающего мгновенного глобального удара» на европейском направлении;
  • дальнейшей модернизации и расширения технических возможностей Стратегических ядерных сил, а также Системы предупреждения о ракетном нападении, включающей наземную (сеть радиолокационных станций) и космическую (орбитальная группировка искусственных спутников Земли) компоненты;
  • поддержания и углубления стратегического партнёрства с Китайской Народной Республикой, включая совместные учения и обмен информацией, представляющей взаимны интерес (в том числе – о ракетных пусках);
  • в связи с ростом рисков военно-политической конфронтации в Европейском и Азиатско-Тихоокеанском регионе – запуска механизма многосторонних консультаций по формированию региональных систем коллективной безопасности, с поправкой на опасную склонность неоимперского истеблишмента к ядерному авантюризму. Несмотря на безответственную позицию проамериканских элит «новой Европы» (Польша, Румыния, страны Прибалтики, Украина), более выверенные и сбалансированные подходы ядра «старой Европы» способны стать весомым поводом к дальнейшему переосмыслению отношений европейских стран с Вашингтоном;
  • активной работы России и государств, разделяющих точку зрения о сохранении международной системы контроля над вооружениями, на площадках международных организаций.

Сегодня, в 100-летний юбилей окончания Первой Мировой войны и в преддверии 80-летия начала Второй Мировой войны в Европе, как никогда актуальны уроки прошлого. Приостановить сползание к порогу открытой вооружённой конфронтации можно только через совместные усилия, нацеленные на создание коллективной безопасности, что предполагает и сдерживание потенциального агрессора, способного, как показывает история XX века, принести неисчислимые бедствия и страдания десяткам миллионов людей. В отличие от многих политиков, которые, подобно Джону Болтону, никогда не служили в армии, военные хорошо знают и понимают цену глобальной конфронтации и «войны всех против всех» в современную эпоху технологий, куда более разрушительных, нежели чем те, которые применялись десятилетия назад. Будем надеяться, что представители глобальных, национальных и профессиональных элит на этот раз окажутся на высоте стоящих перед ними задач, и будут учиться на ошибках предшественников, а не на своих собственных, которые в конечном итоге могут оказаться фатальными.

Рамиль Латыпов,

Директор Центра анализа террористических угроз

6 ноября 2018 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика