Вы здесь: Home Аналитика Эймсбери – ключ к сохранению евроатлантического единства
 
 
 
 
 
 

Эймсбери – ключ к сохранению евроатлантического единства

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Солсбери – тихий городок на юге Англии в графстве Уилтшир – до недавних пор был известен лишь своим средневековым собором Девы Марии. Однако 4 марта 2018 г. на скамейке в торговом комплексе Maltings в центре города прохожие обнаружили мужчину и женщину, находившихся без сознания. Установлено, что они были отравлены веществом нервно-паралитического действия. Позднее Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, выступая в Палате общин, обвинила Россию в причастности к отравлению Скрипаля и его дочери: «Либо это были прямые действия российского государства против нашей страны, либо российское руководство потеряло контроль над этим катастрофически вредным нервно-паралитическим веществом и позволило ему попасть в другие руки».

При этом в средствах массовой информации практически умалчивается факт проведения Британией трехнедельных учений под кодовым названием «Токсичный кинжал», где отрабатывались вопросы обнаружения и противодействия химическому, биологическому, радиологическому и ядерному заражению. Командиры групп получали консультации от специалистов лаборатории оборонной науки и технологии (DSTL) о типах заражения и возможных веществах, которые могут быть обнаружены в лабораториях; а также о мерах последующего обеззараживания как в полевых условиях, так и в условиях стационарных больниц. Стратегии по сокращению потенциальных жертв разрабатываются в рамках программы CBR (hemical, biological or radiological) и ежегодно реализуются с участием общественного здравоохранения Англии, учреждения по атомному оружию и военных лабораторий правительства, лаборатории оборонной науки и техники.

Примечательно отметить, что учения проводились на равнине Солсбери (там расположен военный полигон британского министерства обороны) как раз во время злополучного «нападения» на Скрипалей. Западные источники сообщают, что учения подразумевали под собой «отработку защитных мер после нападения России». Тем не менее, ключевым фактором является то, что учения начались еще за 2 недели до отравления Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Итак, сложившаяся картинка свидетельствует о том, что Скрипали были отравлены во время проведения ежегодных учений «Токсичный кинжал», на которых отрабатывались защитные действия от химического и биологического оружия. Однако кого волнуют приведенные факты, когда на тезисе о потенциальной российской агрессии основывается единство внутри НАТО и единство его европейских членов. Генеральный секретарь Альянса отметил: «Соединенное Королевство имеет важнейшее значение для обеспечения прочности трансатлантической связи… Снова и снова мы объединяемся вокруг нашей общей цели. Мы едины. Мы защищаем друг друга.

4 июля британские СМИ снова сообщили об отравлении двух человек неизвестным веществом в городе Эймсбери. В тот же вечер многие газеты вновь упомянули Россию и возложили на нее вину. Впрочем, официальные лица Великобритании не заявляют о том, что Россия причастна ко второму инциденту. Вместе с тем необходимо отметить, что если первые события в Солсбери разворачивались на фоне подготовки к чемпионату мира по футболу и президентским выборам в России, то второй случай произошел за две недели до саммита Россия – США и за неделю до саммита НАТО, на котором как ожидается, страны-участники обсудят новый план боевой готовности под названием «Четырежды по 30». Этот план подразумевает, что к 2020 году в распоряжении командования Североатлантического альянса должно быть 30 механизированных батальонов, 30 воздушных эскадрилий и 30 боевых кораблей. Предполагается, что привести их в полную боевую готовность можно будет в течение 30 дней или быстрее. По подсчётам военных экспертов НАТО, это означает, что в среднем каждый европейский член альянса должен быть способен привести в полную боеготовность за месяц порядка 15 тыс. военнослужащих. При этом в Североатлантическом альянсе есть страны, которые могут испытать большие трудности при реализации проекта «Четырежды по 30», поскольку такие страны как Хорватия, Дания, Литва и Словакия вынуждены будут держать в высокой степени готовности практически всю свою армию.

На этом фоне Соединенное Королевство опасаясь, что встреча между лидерами России и США нанесёт очередной удар по трансатлантическому единству, вновь напомнили о потенциальной российской угрозе через событие в Эймсбери, однако ради сохранения своей репутации Англия не стала делать поспешных выводов о виновниках произошедшего. Поэтому новый план по повышению боеготовности НАТО вытекает из общей концепции блока о необходимости подготовки к отражению «агрессии» России, так как ничто не сплачивает лучше, как общая угроза.

Несмотря на выход Соединенного Королевства из ЕС, Лондон понимает значимость политического и экономического сотрудничества со своими европейскими партнерами, в связи с чем несколько видоизменил тактику действий. Если после первого инцидента в Солсбери без предъявления доказательственной базы, свидетельствующей о причастности России к покушению на убийство, европейская солидарность способствовала высылке российских дипломатических работников, то позднее многие политические деятели стали задаваться вопросом «стоило ли идти на такие крайние меры, без отсутствия фактических данных об обстоятельствах дела?!». Страх возможной политической изоляции обусловил действовать Великобританию таким образом, чтобы устанавливать виновных в применении химического оружия мог наиболее независимый (неполитический) субъект на международной арене.

Так, 27 июня в Гааге завершилась созванная по инициативе ряда западных стран во главе с Великобританией специальная сессия Конференции государств-участников (КГУ) Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). В контексте продолжительной дискуссии о необходимости реформирования Совета Безопасности (СБ) ООН тревожным звонком стало расширение мандата Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), позволяющего теперь ее Техническому секретариату устанавливать виновных в применении химического оружия. При этом КЗХО не содержит никаких положений, которые подразумевали бы возможность создания специального механизма по установлению виновных в применении химического оружия[1]. Наделение ОЗХО прокурорскими полномочиями является прецедентным в послевоенной истории и направлено на дублирование функции СБ ООН, поскольку единственный международный орган, помимо международных судов, имеющий компетенцию принимать принудительные меры в отношении государств, — это Совет Безопасности. Принятие подобного рода мер организацией, которая не наделена таким правом, является неправомерным вмешательством во внутренние дела суверенных государств. Более того, Генеральному директору Техсекретариата ОЗХО поручается представить на утверждение предстоящей в ноябре 2018 г. регулярной сессии Конференции предложения по учреждению аналогичного следственного механизма для оказания иным государствам-участникам Конвенции по их просьбе технического содействия в выявлении «исполнителей, организаторов и спонсоров» применения химикатов в качестве оружия в пределах соответствующей национальной территории.

Единая концепция изоляции России также остро ощущалась на 21-й ежегодной Конференции по демилитаризации химического оружия, проходившей в мае 2018 года. Государственный министр обороны Великобритании Лорд Хоу отметил: «Мы работаем с международными партнерами по всему миру, чтобы договориться о том, как лучше всего использовать химическое оружие, и обеспечить, чтобы те, кто использует химическое оружие, были привлечены к ответственности, как бы долго это ни происходило».

Очевидно, что, воодушевившись решением расширить полномочия ОЗХО, некоторые страны активизируют попытки добиться реформирования рабочих методов и членского состава СБ ООН, а также придать значимый импульс перераспределению полномочий между Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН в пользу последней. Это говорит о том, что ситуацией скорее всего воспользуется Франция для продвижения предложенной ею еще в 2013 г. инициативы «Кодекс поведения» («Code of Conduct») о необходимости добровольного отказа от использования пятью постоянными членами СБ ООН права вето в ситуациях, когда совершаются «массовые преступления». Подразумевается, что в ситуациях, когда требуется принятие срочных мер для предотвращения или пресечения серьезных преступлений против человечности, у постоянных членов Совета Безопасности не должно быть таких привилегий, как право вето.

Таким образом, стратегия Североатлантического блока включает в себя несколько шагов по достижению политического лидерства.

Во-первых, для того, чтобы не только усилить антироссийскую риторику, но и снизить рейтинги действующего президента России перед выборами и создать мощный оппозиционный фронт, ориентированного на более лояльное сотрудничество с западом, необходимо было создать информационный шум.

Во-вторых, необходимо понимать, что все большее влияние на характер международной обстановки оказывает усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве, обусловленное стремлением некоторых стран использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием. Кара-Мурза – главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН в своей книге «Манипуляция сознанием» пишет, что с самого начала психологи поставили своей целью «мобилизовать здоровый страх, побуждающий к действию и реализации эффективных мер против реальной опасности войны» — превратить иллюзорный страх в реальный [2]. Почему же эта способность создавать в воображении преувеличенный образ страха стала основой для целой стратегии манипуляции сознанием? Потому что иррациональный страх — очень действенное средство «отключения» здравого смысла и защитных психологических механизмов. Поэтому вполне естественно, что в западных средствах массовой информации практически не обсуждалась связь прошедших учений на равнине Солсбери с отравлением Скрипалей.

В-третьих, для придания статуса объективности расследования по применению химических отравляющих веществ европейский блок поддержал инициативу Великобритании о расширении мандата ОЗХО, подразумевающей под собой определение виновных в предполагаемых химинцидентах.

В-четвертых, расширение полномочий организации позволит развязать руки западному блоку и в дальнейшем провести единую стратегию, рассчитанную на лишение России в Совете Безопасности права вето, что не только подрывает нормы международного права, но и на долгие годы затормаживает процесс развития и установления многополярного мира.

В заключение хотелось бы отметить, что угрозы и вызовы национальной безопасности могут реально существовать, а могут быть и предметом воображения и даже сознательной дезинформации общества со стороны тех или иных групп «политического класса», которые заинтересованы в соответствующих действиях по парированию этих угроз. Поэтому для сохранения доминирования в евразийском регионе западным стратегам крайне важно усиливать антироссийскую риторику, направленную к тому же на политическую мобилизацию внутри той или иной европейской страны. Из этого следует, что события в Эймсбери – очередной ключ к сохранению единства внутри евроатлантического блока, терпящего последнее время раскол в связи с объявлением Вашингтоном торговой войны.

Вероника Мальчикова

Источник

Фото: © AP Photo/Matt Dunham


Примечания

[1]. Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (Заключена в г. Париже 13.01.1993) // Бюллетень международных договоров, N 4, 1998.

[2]. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М.: Эксмо, 2004. С.344.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика